Признание хозсудами по собственной инициативе договоров недействительными противоречит Конституции [признание хозяйственными судами по собственной инициативе договоров недействительными и утратившими силу за пределами заявленных истцом требований про


ВЕРХОВНЫЙ СУД УКРАИНЫ

Признание хозсудами по собственной инициативе договоров недействительными противоречит Конституции

Признание хозяйственными судами по собственной инициативе договоров недействительными и утратившими силу за пределами заявленных истцом требований противоречит конституционному принципу диспозитивности сторон судебного процесса. В связи с этим норма пункта 1 части 1 статьи 83 Хозяйственного процессуального кодекса Украины на основании статьи 8 Конституции Украины не может применяться.

Верховный Суд Украины на общем заседании коллегий судей, рассмотрев в открытом судебном заседании по кассационной жалобе Общества с ограниченной ответственностью "Сантанна" (Общество) на постановление Высшего хозяйственного суда Украины от 20 мая 2002 года дело по иску совместного украинско-польского предприятия с иностранными инвестициями в форме общества с ограниченной ответственностью "МН ЭКСИМ" (Предприятие) к Обществу, при участии третьих лиц на стороне ответчика, которые не заявляют самостоятельных требований на предмет спора: Министерства обороны Украины и малого частного предприятия "Антар", о внесении изменений в договор о реинвестировании строительства жилья N 14/98 от 18 декабря 1998 года (Договор N 14/98), установил следующее.

С иском в хозяйственный суд г. Киева Предприятие обратилось 11 октября 2001 года.

Заявленное исковое требование истец мотивировал тем, что в 1996 году были отменены дополнительные льготы для инвесторов; резко возросли цены на строительные материалы, а цены на жилье уменьшились, в связи с чем его участие в строительстве объекта договора нерентабельно. Суть предложенных изменений сводилась к тому, что в отличие от договорного условия о равном распределении (50 % на 50 %) общей площади жилья и встроенных нежилых помещений доля ответчика относительно общей жилой площади может быть уменьшена до 25% и он обязан дополнительно внести паевой взнос в сумме 4822713 грн 60 коп.

В заявлении от 23 октября 2001 года истец уточнил исковые требования и предложил следующие изменения к договору о реинвестировании: долю ответчика уменьшить до 24 % общей площади жилья и лишить его права на 50-процентную долю на встроенные нежилые помещения.

Уточненные исковые требования в заявлении от 28 ноября 2001 года истец изменил на требование о признании указанного договора недействительным на основании статьи 56 ГК УССР как заключенного вследствие ошибки со стороны истца и по вине ответчика относительно порядка расчетов сторон, мотивировав его тем, что Предприятие не обратило внимания на различное толкование расходов на строительство и порядок их возмещения в договорах относительно одного и того же объекта, а вследствие инфляционных процессов и изменения конъюнктуры рынка возникли сложности с финансированием строительства.

Суд указанное заявление принял и привлек к участию в деле в качестве третьих лиц без самостоятельных требований на предмет спора Министерство обороны Украины (Министерство) и малое частное предприятие "Антар" (МЧП "Антар").

В заявлении от 24 декабря 2001 года Предприятие дополнило последние исковые требования требованием о взыскании с ответчика 5981138 грн затрат по договору на основании части 3 статьи 56 ГК УССР, мотивировав его тем, что по состоянию на 24 декабря 2001 года оно затратило на строительство 15355508 грн, а стоимость переданных ему 50 % жилой площади и 50 % встроенных нежилых помещений составляет 9085177 грн, а заявлением от 26 декабря 2001 года увеличило сумму указанных затрат до 6270331 грн.

Решением хозяйственного суда г. Киева от 28 декабря 2001 года иск удовлетворен: Договор N 14/98 признан недействительным на основании статьи 56 ГК УССР, его действие приостановлено на будущее, с ответчика взысканы в пользу истца 6270331 грн задолженности, два других договора NN 14/98 признаны недействительными с момента их заключения за пределами исковых требований. Признавая Договор N 14/98 недействительным как заключенный вследствие ошибки со стороны истца, суд первой инстанции исходил из того, что при подписании указанного договора ответчик сформировал неправильное восприятие истцом одного из существенных условий договора, а именно - порядка расчета сторон, и это существенно повлияло на его волеизъявление.

По заявлению Общества указанное судебное решение пересматривалось в связи с ново выявленными обстоятельствами, и постановлением хозяйственного суда г. Киева от 13 июня 2002 года оно оставлено без изменений.

Постановлением от 15 марта 2002 года Киевский апелляционный хозяйственный суд указанное судебное решение изменил: за пределами исковых требований Договор N 14/98, подписанный коммерческим директором Предприятия, признан недействительным на основании статьи 48 ГК УССР; другой договор N 14/98, все листы которого подписаны директорами сторон, признан утратившим силу; в удовлетворении заявленных исковых требований отказано.

Постановление суда апелляционной инстанции обосновано тем, что суд первой инстанции неправильно выяснил действительные правоотношения сторон и дал неправильную юридическую оценку фактическим обстоятельствам дела и, соответственно, пришел к неправильным выводам относительно ошибки истца при заключении Договора N 14/98. По его мнению, императивность условий договора относительно расчетов между сторонами и неоднократное подтверждение их во взаимной переписке, а также процессуальные действия истца относительно изменения (уточнения) предмета иска свидетельствуют о том, что ни одна из сторон не ошиблась при заключении и выполнении оспариваемого договора.

Обжалуемым постановлением Высший хозяйственный суд Украины постановление Киевского апелляционного хозяйственного суда частично отменил: в части признания Договора N 14/98 недействительным на основании статьи 48 ГК УССР и признания другого договора N 14/98 утратившим силу оно оставлено без изменений, а в части отказа в удовлетворении иска - отменено; решение суда первой инстанции в части признания Договора N 14/98, являющегося предметом иска, недействительным на основании статьи 56 ГК УССР и о взыскании с ответчика 6270331 грн задолженности и судебных издержек, оставлено в силе. Это постановление обосновано тем, что апелляционный суд правомерно вышел за пределы исковых требований и признал два договора NN 14/98 недействительными и утратившими силу, а отказ в удовлетворении заявленных исковых требований ошибочен, поскольку суд не ссылался на основания отказа и действующее законодательство, а также не принял во внимание имеющиеся в материалах дела доказательства, исследованные судом первой инстанции, и не опроверг мотивы решения этого суда.

В кассационной жалобе ставится вопрос об отмене постановления Высшего хозяйственного суда Украины на основании неправильного применения норм материального и процессуального права.

Заслушав судью-докладчика и пояснения представителей сторон и третьих лиц, рассмотрев и обсудив доводы кассационной жалобы, проверив материалы дела, Верховный Суд Украины считает, что кассационная жалоба подлежит удовлетворению, а дело - передаче на новое рассмотрение в хозяйственный суд первой инстанции на следующих основаниях.

Хозяйственными судами первой и апелляционной инстанций установлено, что:

- 29 декабря 1997 года между Министерством (заказчик) и Обществом (инвестор) заключен договор N 363 об инвестировании строительства жилья для военнослужащих Вооруженных Сил Украины и членов их семей (Договор N 363), в соответствии с пунктом 2.1 которого Министерство делегировало Обществу право на привлечение денежных средств украинских и иностранных юридических и физических лиц для участия в строительстве жилого дома по ул. Андрющенко, 4 в г. Киеве на определенных Обществом условиях;

- на основании указанного договорного соглашения Общество заключило с Предприятием три договора NN 14/98 с одной датой и идентичными предметами: один из них, на первом и втором листах которого есть подпись директора Общества, подписан директорами сторон; второй - подписан лишь директором Общества и коммерческим директором Предприятия; третий договор, являющийся предметом иска, не только подписан директорами сторон, но и содержит их подписи на первом и втором листах.

В соответствии с условиями последнего договора Предприятие выступило соинвестором строительства указанного объекта и обязалось осуществлять его финансирование и выстроить его в полном объеме в IV квартале 2001 года с правом получения после завершения строительства 50 % общей жилой площади и 50 % встроенных нежилых помещений;

- дополнительными соглашениями от 23 мая 2001 года и от 13 августа 2001 года к Договору N 14/98 стороны предусмотрели, что в случае если Предприятие не будет способно выполнять принятые на себя договорные обязательства, Общество имеет право за свои денежные средства проинвестировать завершение строительства в сумме 2000000 грн., которые должны быть возвращены ему до 30 сентября 2002 года либо по взаимному согласованию Предприятие передаст ему на эту сумму общую площадь жилья в других районах по согласованным ценам;

- общая сметная стоимость строительства оговорена сторонами в сумме 10700000 грн и подлежала уточнению при составлении конечного сметно-финансового расчета в ходе строительства по фактическим затратам участников строительства;

- договором N 446 от 3 апреля 2000 года Министерство и Общество расторгли Договор N 363 и заключили договор N 554 от 3 апреля 2000 года на долевое участие в строительстве, в соответствии с условиями которого Общество (пайщик) обязалось в полном объеме профинансировать сооружение здания, являющегося предметом Договора N 363, а Министерство (заказчик) - выстроить и передать пайщику 75 % площади;

- договор N 14/98 выполнен обеими сторонами частично, на дату рассмотрения дела строительство объекта не завершено.

Таким образом, между сторонами сложились гражданско-правовые отношения, регулируемые условиями Договора N 14/98, который истец просит признать недействительным, а также соответствующими нормами материального права.

Однако хозяйственные суды первой, апелляционной и кассационной инстанций во время рассмотрения дела и разрешения спора по сути не определили правовую природу заключенного между Обществом и Предприятием Договора N 14/98, а потому принятые по делу судебные решения не содержат полного юридического анализа указанных договорных правоотношений, а правовые заключения, содержащиеся в них, не базируются на конкретных материально-правовых нормах.

Суд первой инстанции, выйдя за пределы исковых требований, признал два из трех договоров N 14/98 недействительными на основании статьи 48 ГК УССР, не указав, нормам какого материального закона они не соответствуют.

Суд апелляционной инстанции, отказав в удовлетворении заявленных исковых требований, один из договоров под NN 14/98 (подписанный коммерческим директором Предприятия) также признал недействительным на основании статьи 48 ГК УССР, также не сославшись на материальный закон, требованиям которого он не соответствует. Другой договор признан утратившим силу без материально-правового обоснования указанного процессуального действия.

Указанные недостатки содержания судебных решений имеются и в обжалуемом постановлении кассационного суда, которым апелляционное постановление в этой части оставлено без изменений.

Следует отметить, что признание хозяйственными судами по собственной инициативе договоров недействительными и утратившими силу за пределами заявленных истцом требований противоречит конституционному принципу диспозитивности сторон судебного процесса. В связи с этим норма пункта 1 части 1 статьи 83 Хозяйственного процессуального кодекса Украины (о праве хозяйственного суда признавать недействительным полностью либо в определенной части связанный с предметом спора договор, противоречащий законодательству) на основании статьи 8 Конституции Украины не может применяться.

Предметом спора в данном деле является Договор N 14/98, текст которого был приложен к исковому заявлению истцом, который выполнялся сторонами и на основании которого между ними возникли спорные правоотношения. Поэтому анализ и юридическая оценка прочих договоров под таким же номером с процессуально-правовых позиций являются безосновательными.

Из содержания Договора N 14/98 следует, что отношения сторон, кроме его условий, могут регулироваться нормами таких гражданско-правовых институтов, как "Подряд на капитальное строительство" (статьи 353 - 357 ГК УССР) и "Совместная деятельность" (статьи 430 - 434 ГК УССР), а также нормами Закона Украины "Об инвестиционной деятельности".

В связи с этим хозяйственному суду первой инстанции во время нового рассмотрения дела необходимо определить правовую природу оспариваемого договора и верно применить к спорным правоотношениям сторон нормы материального права.

Признав недействительными договоры N 14/98 на основании статей 48 и 56 ГК УССР, хозяйственные суды при принятии решений не оформили предусмотренные частями вторыми указанных статей ГК УССР реституционные последствия, что является обязанностью, а не правом суда (пункт 2 постановления Пленума Верховного Суда Украины от 28 апреля 1978 года N 3 "О судебной практике по делам о признании сделок недействительными").

Для разрешения вопроса об обязательстве сторон возвратить друг другу все полученное по недействительному соглашению, а при невозможности возвращения полученного в натуре - возместить его стоимость (реституционные последствия) судам необходимо выяснить, что получила каждая из сторон по оспариваемому договору. Для этого стороны должны предоставить суду необходимые доказательства. Учитывая это, во время нового рассмотрения суд первой инстанции должен на основании представленных ему доказательств выяснить все фактические обстоятельства дела и объективно оценить доказательства, а для разъяснения вопросов, требующих специальных знаний, - назначить судебную экспертизу.

Из материалов дела усматривается, что суду первой инстанции ответчик представил ходатайство об истребовании у истца дополнительных доказательств и назначении судебной строительной экспертизы для разъяснения вопросов, требующих специальных знаний в области строительства, но в удовлетворении данного ходатайства пунктом 5 резолютивной части решения суда от 28 декабря 2001 года отказано. Обжалуемым постановлением Высший хозяйственный суд Украины указанное судебное решение в этой части оставил в силе, что противоречит статьям 38 и 41 Хозяйственного процессуального кодекса Украины.